Иммунолог объяснил правила загара «против коронавируса»: лица недостаточно

Исследование английских учёных показало, что одной из возможных причин высокой летальности при коронавирусной инфекции COVID-19 является дефицит витамина D. Он поступает в наш организм не только с пищей, но и вырабатывается при попадании на кожу ультрафиолета – солнечных лучей.

Защищает ли витамин D от коронавируса, почему не спасает лечение его мегадозами и зачем нам нужен загар, рассказывает Александр Дубиков, доктор медицинских наук, профессор, руководитель ревматологической клиники во Владивостоке.

фото: Евгений Семенов

— Роль витамина D в ревматологии обсуждается давно. А сегодня, в пандемию коронавируса, больше всего говорят о его влиянии на иммунный ответ. Есть два типа иммунного ответа – врождённый и приобретённый. При низких уровнях витамина D адекватной иммунной реакции быть не может, она чаще всего извращённая. Поэтому мы всегда контролируем уровень витамина D у наших пациентов. В связи с тем, что COVID-19, прежде всего, вирусная инфекция, закономерен вопрос: какой же уровень этого витамина у людей со сниженным иммунитетом и тех, кто заразился коронавирусом?

— Поразительно, что именно у пациентов из европейских стран – Италии, Испании и Франции, где всегда много солнца, уровень витамина D был в самой низкой концентрации.

— Это может вызвать недоумение, потому что витамин D вырабатывается под влиянием прямых солнечных лучей, но профессионалы знают, что нет никакой прямой корреляции между количеством солнечных дней и уровнем витамина D у населения, потому что в самых солнечных странах скрытая эпидемия нехватки этого витамина была всегда. Даже на Ближнем и Среднем Востоке.

И очень давно показано, что существует зависимость от того, какие участки кожи попадают под солнечные лучи. К примеру, женщина носит паранджу и открывает лицо, то это не приводит к увеличению уровня витамина D, если у неё закрыты предплечья, плечи, ноги. Вот когда эти части тела открыты солнцу, то выработка витамина D повышается. То есть здесь имеется масса нюансов.

Возвращаясь к Италии, Испании и Франции, можно отметить, что вспышка заболевания пришлась на дома престарелых. Старики, естественно, не «жарятся» на солнце, поэтому у них большая просадка в уровне витамина D.

— Но почему надо подставлять солнцу именно ноги и руки?

— На этот вопрос пока нет ответа. Видимо, это связано с площадью поверхности или с особой чувствительностью этих участков, что способствует быстрой выработке витамина D. а вот лицо – нет. Я видел исследования из Объединённых Арабских Эмиратов. Они были представлены на международных конгрессах

— Неужели витамин D убивает вирус?

— Конечно, нет. Но было много публикаций, которые исследовали его влияние на модуляцию иммунного ответа на вирусную инфекцию. Эти сезонные вирусные инфекции у людей с высоким уровнем витамина D протекают либо совсем легко, либо они просто не инфицируются. В то же время лечение мегадозами витамина D в Нью-Йорке (по 500 тысяч МЕ (международных единиц) не показало никакой результативности. И можно предположить, по какой причине. Важны не мегадозы, а оптимальный биологический исходный уровень содержания витамина D у конкретного человека.  

— Можно ли с продуктами питания восполнить дефицит витамина D или спасает только солнце?

— Витамин D жирорастворимый, поэтому он содержится в определённых концентрациях в таких продуктах, как сливочное масло, жирная рыба, печень трески, сало, но вы не восполните его адекватно только пищей. Основной способ – это формирование витамина D под прямыми солнечными лучами.

— Но нам твердили годами, что загорать вредно, что открытое солнце может спровоцировать даже рак кожи…

— Мы впадаем в другую крайность. Все агиткампании против загара и реклама средств с повышенным фактором защиты усугубляют эпидемию сниженной концентрации витамина D, и человек становится беззащитным перед многими заболеваниями, начиная с вирусной инфекции и заканчивая раком. Солнечные лучи – естественный путь образования витамина D, который сегодня предлагают называть гормоном, его функции гораздо многообразнее.

— Тёплая погода не уберегает. Что ещё может влиять на эту страшную инфекцию?

— Американцы опубликовали исследование, которое прослеживает взаимосвязь летальности при коронавирусной инфекции с географической широтой штата. Оказалось, что штаты, которые находится ниже 35 градусов северной широты, имеют меньшую летальность. И наоборот.

— Москва расположена на широте 55°, и у нас всё не очень благополучно. А географические координаты Вьетнама – всего 16, и там быстро справились с COVID-19, и смертность была низкая. Но широта Нью-Йорка – 40 градусов.

— Нью-Йорк – особая тема. В этих жутких каменных джунглях даже у чёрного населения не может быть высокого уровня витамина D, мы это знаем и по другим заболеваниям. Население, которое не хорошо питается, употребляет мало жирорастворимых продуктов, содержащих высокую концентрацию витамина D, не имеет работы и медицинской страховки, не отдыхает на море, –  это потенциальная группа риска. Всё хорошо складывается в определённую мозаику.

— Скажите, доктор, а ваши пациенты, страдающие ревматологическими заболеваниями, находятся в зоне риска по COVID-19?

— Безусловно. Они принимают препараты от многих тяжёлых заболеваний аутоиммунного характера, которые угнетают иммунный ответ. Но это формальный подход, потому что интересно другое. Предыдущие вспышки инфекции из группы коронавирусов: SARS, MERS – не показали резкого увеличения в стационарах числа наших пациентов. Их было даже меньше, чем в общей популяции! Здесь есть забавный парадокс. Вы наверняка слышали, что сегодня для лечения COVID-19 применяются препараты из ревматологии, предназначенные для лечения аутоиммунных заболеваний, например группа хлорохина и т.д. Складывается впечатление, что наших пациентов лечение, скорее всего, защищает от избыточного иммунного ответа, который часто приводит к тяжёлым последствиям.

Источник: mk.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика