Последние новости и актуальные исследования в сфере медицины. Мнения экспертов об изобретениях новых лекарств, а также состоянии здоровья.

99-летняя москвичка героически вылечилась от коронавируса

15 мая из столичной клиники на улице Академика Павлова (нового центра для лечения коронавирусной инфекции) выписывается Екатерина Егоровна Алмазова, 1920 года рождения. В ноябре она собирается отметить столетний юбилей.

Бабушка поступила в тяжелом состоянии, у нее было поражено около 60% легких. Однако медики сделали все возможное, чтобы дело обошлось даже без реанимации. 76-летний сын Алмазовой, поступивший на лечение одновременно с матерью в ту же больницу, пока остается на лечении.

Екатерина Алмазова — заслуженная москвичка. Награждена медалями за защиту Москвы, за доблестный труд в годы Великой Отечественной, орденом «Знак почета». 40 лет она проработала главным инженером на Кунцевской фабрике художественной росписи.

Для врачей это самая настоящая победа, и они не скрывают слез радости. Конечно, все надеялись на лучшее, но в то же время понимали: 1 мая к ним поступила пациентка с крайне высоким риском нежелательного исхода. Как ни крути, человеку уже 99 лет, к тому же наличествует букет всяческих болезней, типичный для такого возраста: и артериальная гипертония, и ишемическая болезнь сердца. Да и настрой у бабушки был не самый позитивный. Говорила врачам грустно: «Ну все, отсюда я уже не выйду!» «Да вы что! — отвечала ей заведующая терапевтически отделением, врач-пульмонолог Элла Андреевна Ильина. — Мы всех выписываем с улучшением».

Как рассказала «МК» доктор Ильина, Екатерина Егоровна поступила в центр по «скорой помощи» одновременно со своим 76-летним сыном — их доставили разными бригадами.

— У женщины была выраженная одышка, легкий кашель, повышенная температура тела, низкая сатурация. Было видно, что состояние тяжелое: и возраст, и сопутствующие болезни. Правда, лишнего веса у нее нет — она вообще молодец, за собой следит. Для нас было очень важно ее спасти. И наша команда врачей старалась изо всех сил. Мы проводили ей пастуральный массаж бронхов (методика дренажа, когда доктор выполняет по спине легкие постукивающие движения по ходу бронхов, улучшающие микроциркуляцию и отхождение мокроты), занимались с ней дыхательной гимнастикой.

Поначалу было тяжело: заставляли ее руки поднимать, возились с ней, как с ребенком. Например, для разработки диафрагмы у пациентов мы используем такое простое упражнение: в стаканчик наливаем водичку, вставляем трубочку для питья и просим пациентов дуть в нее: это способствует профилактике одышки и улучшению работы дыхательной системы. Когда мы видим, что настало время для легкой реабилитации, подключаем восстановительную технику, — говорит Элла Андреевна.

 

— А как чувствует себя ее сын?

— Сын ее был в более тяжелом состоянии. По статистике, мужчины в пять раз чаще болеют и тяжелее переносят коронавирусную инфекцию. Сын, к сожалению, попал в реанимацию, был два дня на ИВЛ. Но мать настояла, чтобы его перевели к ней в палату. Это было психологически важно: она переживала за него, а он за нее. Палаты у нас на двоих, с индивидуальным душем и санузлом. Есть вайфай, телевизор, видеосвязь с родственниками. Мы работаем по ОМС, принимаем всех бесплатно по полису. Если с собой нет средств гигиены, выдаем наборы с зубной пастой и расческой, как в отеле. В общем, мы приняли решение перевести сына к ней. Пока они были в разных местах, мы выполняли роль почтовых голубей: он ей передавал через нас привет, она ему — поцелуй…

— Сына пока не выписывают?

— Пока он не до конца восстановился и остается под нашим наблюдением. Но он уже раздышался, хотя еще получает масочный кислород с перерывами на еду, движения. Сын поддержал выписку матери. Сейчас она в хорошем настроении, от депрессии, в которой она пребывала в момент поступления, не осталось и следа. Я ей в первый день сказала: из нашего отделения только выписываются, с песнями! И вот она вчера мне говорит: «Петь будем?» Я уж и забыла о том, что ей говорила, думала, она про свой день рождения в ноябре, на который она нас всех позвала. А она: «Нет, я про выписку!»

Я говорю нашим врачам: мы должны вселять в пациентов веру, что их проблема является нашей проблемой, и мы готовы ее решать. И эмоциональный фон дорогого стоит — очень помогает выздоровлению.

— И все же его для излечения не всегда достаточно. Какие еще методики вы применяете?

— Мы следуем принятым рекомендациям, международным протоколам. Они дают возможность врачу принимать решение в зависимости от степени тяжести состояния пациента и степени поражения легких. Екатерина Егоровна поступила к нам с КТ-3 — поражением 60% поверхности легких. На лечение она стала хорошо отвечать — выписываем ее с поражением менее 25%. Применяли и антибиотики, и, учитывая высокий риск тромбозов, антитромболитики, и антиоксиданты. Некоторым пациентам даем моноклональные антитела и интерфероны. Схему применяем индивидуально, в зависимости от состояния и анализа крови. Весь наш медицинский персонал прошел дополнительное обучение по протоколам лечения коронавирусной инфекции.

Мы всегда радуемся за каждого выздоровевшего пациента, но в этом случае — особенно! А всем нашим пациентам и врачам мы желаем здоровья и энергии для новых побед.

Источник: mk.ru

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

Яндекс.Метрика