Последние новости и актуальные исследования в сфере медицины. Мнения экспертов об изобретениях новых лекарств, а также состоянии здоровья.

Немецкий врач-реаниматолог рассказал о средствах лечения коронавируса

Всемирная пандемия коронавируса распространяется. И в каждой стране на передовой борьбы оказываются врачи. В Германии для борьбы с вирусом сразу были мобилизованы все врачи-реаниматологи. Они направляются в отделения интенсивной терапии и оказывают помощь самым тяжелым больным. Как обстоит ситуация с лечением коронавируса в Германии? Каковы побочные последствия карантина? Какие методы лечения могут спасти больных или, наоборот, покалечить их? Эти вопрос «МК» задал врачу-реаниматологу одной из больниц Гамбурга Людвигу Кёреру (имя изменено).

фото: pixabay.com

-Каковы ваша медицинская специализация, стаж и велик ли опыт работы с коронавирусными больными.

-Я не вирусолог или эпидемиолог и не могу говорить о природе этого вируса и профилактике. Я педиатр-неонатолог, то есть моя специальность – это реанимация недоношенных или больных детей с врожденным пороком развития сердца, легких или асфиксией. Также у меня есть некоторый опыт интенсивной терапии детей старшего возраста до 18 лет, потому что я также лечил их в течение последних 12 лет. Так что у меня, считаю, большой (более 20 лет) опыт работы с механической вентиляцией, кровообращением и сердечно-легочной реанимацией, и я знаком с тем, как в Германии обстоит ситуация с применением средств интенсивной терапии.

Что касается коронавируса, то с началом эпидемии все врачи ряда специальностей были «мобилизованы» и переведены на чрезвычайное положение. В крайнем случае, я, например, могу быть задействован в реанимации взрослых пациентов, но пока лично не принимал в этом участия.

Мы ждем, когда к нам поступят пациенты – дети, больные коронавирусом, но пока мы с этим не сталкивались. Пока что мы сделали несколько десятков тестов нашим пациентам-детям, но все они дали отрицательный результат.  

-Но в вашей больнице есть больные коронавирусом? И как вы вообще оцениваете ситуацию с лечением острой формы заболевания в Германии?

-Информация о том, сколько у нас находится больных коронавирусом, является конфиденциальной. Могу сказать, что их не так много и все они – люди старшего возраста, как правило, с тяжелыми хроническими заболеваниями, что осложняет общую картину. Неделю назад у нас в больнице было только четверо больных, которым требовалась вентиляция легких.

-А в целом уровень по стране вы как оцениваете?

-В Германии семь дней назад в отделениях интенсивной терапии находились 2776 пациентов с диагнозом коронавирус. Из них 2045 (74%) подключенны к аппаратам вентиляции легких. До начала эпидемии в отделениях интенсивной терапии немецких больниц лечилось 14 тыс. 304 человека. При общем количестве мест – 33 тыс. 716. Занято было 42% коек. Получается, что все тяжело больные коронавирусом занимают только 8% коек в отделениях интенсивной терапии по всей стране. И это число постепенно снижается.

-В немецкой медицине есть какой-то принятый всеми медицинский курс на лечение коронавируса?

-Единой программы лечения (на тот момент, когда мы с вами беседуем) не существует. Есть некоторые национальные рекомендации, которые в основном основаны на американских. Поскольку заболевание — совершенно новое, руководящие принципы лечения основаны не на статистически оцененных научных данных, а на догадках некоторых лечащих врачей и опыте их попыток.

Неясно, являются ли используемые методы лечения полезными или даже вредными для пациентов. Вкратце лечение выглядит следующим образом: интубация и искусственная вентиляция легких на ранних стадиях заболевания, поддержка катехоламинами кровообращения при его нарушении. Возможно применение антибиотиков, если есть некоторые признаки дополнительной бактериальной суперинфекции.

Лекарства, используемые без каких-либо доказательств их пользы — это хлорохин/гидроксихлорохин, ремдисвир, некоторые лекарства против ВИЧ и, возможно, стероиды. Они используются потому, что у них есть сертификат на использование при лечении других заболеваний, и догадки на тему того, что что они могут помочь, потому что они являются противовирусными препаратами.

 

Ремдесивир использовался для лечения лихорадки Эбола и против ВИЧ, хлорхин/гидроксихлорохин — против малярии. Но некоторые лабораторные исследования показали, что они могут помочь против вирусов ОРВИ.

Дискуссии о методах лечения продолжаются, в двух направлениях. Во-впервых, речь о медикаментозном лечении средствами, которые показали успешное применение в борьбе с бактериальным сепсисом, который имеет некоторые сходства с симптомами COVID-19. Во-вторых, идет дискуссия о необходимости неинвазивной вентиляции легких. В последнее время некоторые врачи сообщают, что наблюдали значительное ухудшение состояния вплоть до смертельного исхода у пациентов, которые были интубированы и вентилированы. Это может быть объяснено нарушением кровообращения из-за повреждения легких при искусственной вентиляции. То есть единых методов лечения или терапии нет.

-А почему?

-Сначала необходимо провести некоторые надежные и систематические исследования об этом вирусе и вызываемом им заболевании, чтобы получить надежные данные о том, насколько он опасен в действительности и какое лечение показывает наилучший результат. Такого исследования не существовует до сих пор.

Самое важное — это сделать репрезентативную выборку населения, возможно, три или четыре тысячи человек человек, чтобы определить, сколько из них было действительно инфицировано, сколько заболело и сколько умерло. Эти данные вряд ли существуют до сих пор.

Отсутствие этих данных, например, привело к тому, что в Италии в разгар эпидемии гриппа тысячи больных были помещены в одни палаты к больным коронавирусом, что привело к резкому росту заболеваний и смертности. То есть недостаток фактов порождает панику, в том числе и среди врачей.

-Как относятся в Германии к карантинным мероприятиям?

-Вирус и карантинные мероприятия уже приводят к тяжелым побочным последствиям. В нашу больницу, например, стали часто поступать подростки, которые пытаются покончить с жизнью, двоих из них пришлось реанимировать.

Причина – они заперты дома и не могут получить помощи. Также поступает к нам много детей, которые становятся жертвами невнимательности или агрессии со стороны родителей, которые заперты с ними уже 6 недель, хотя раньше не уделяли им столько внимания.

Пожилые люди боятся вызывать врачей, что тоже приводит к печальным последствиям. Проблема во многом в том, что мы до сих пор не знаем, с чем собственно столкнулись.

-То есть среди немецкого медицинского и научного сообщества нет единой точки зрения на этот счет?

-Я бы сказал, что идет настоящая война. Есть группа врачей, которые заявляют, что вирус не настолько страшен, как принято считать. Их сейчас стараются не допускать в большие СМИ и старательно выставляют, как сторонников теорий заговора. Даже блокируют сайты с их интервью. Кто был прав — мы поймем уже потом. Скорее всего, развитие инфекции будет одинаковым в тех странах, где карантин был введен и в тех, где его не было.

-По вашей оценке, как обстоит эпидемиологическая ситуация по всему миру? Нам всем конец или надежда есть?

-Уже сейчас можно видеть, что в ряде стран эпидемия пошла на спад. Следствие это карантина или просто у людей стал появляться иммунитет – на этот вопрос пусть ответят коллеги вирусологи.

Источник: mk.ru

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

Яндекс.Метрика