Лечение больных теперь забота самих больных?

Лечение больных теперь забота самих больных?

Теперь больницы больше не будут наказывать за использование лекарств, которые покупают для курса лечения сами больные за свой счет. Раньше за это выписывали серьезные штрафы, но теперь Министерство здравоохранения соответствующим указом внесло необходимые поправки в российское законодательство. Предполагается, что это нововведение позволит врачам беспрепятственно использовать в стационарах препараты, приобретенные, например, за счет средств федерального бюджета по программе «14 высокозатратных нозологий», региональных бюджетов, а также медикаментов, переданных различными благотворителями.

Этот вопрос, по утверждениям экспертов, в России стоял давно и крайне остро. Особую актуальность эта проблема имела для больных с онкогематологией и прочими раковыми опухолями, рассеянным склерозом и многими другими тяжелыми заболеваниями.

Впрочем, некоторые знатоки вопроса высказывают мнение, что под соусом благих намерений государство просто делает очередной широкий шаг к фактическому повсеместному внедрению платной медицины для всех. А, следовательно, недалек тот час, когда всем больным, вне зависимости от тяжести заболевания, наши стационары поставят условие — либо покупайте лекарства и прочие медицинские материалы за свой счет, либо ждите, говоря простым языком, когда рак на горе свистнет, и все необходимое появится в наших государственных аптечных базах.

Правда, сопредседатель Всероссийского союза пациентов Юрий Жулев поспешил заявить, что это решение не следует рассматривать «как попустительство вымогательства» покупки препаратов за свои деньги. «Если пациент поступает в больницу, у него нет препарата и фонд не может его купить, все же остается неукоснительное требование закона о том, что медучреждение должно обеспечить человека лечением за счет средств ОМС», — сказал он.

Но насколько это соответствует нашей суровой действительности?

— В нынешних условиях недостаточного финансирования бесплатной медицинской помощи для многих больных это [решение Минздрава] большое облегчение, — считает ректор ВШОУЗ, доктор медицинских наук Гузель Улумбекова. — Но в целом проблему надо решать системно, так, чтобы пациентам не надо было обращаться за помощью в благотворительные фонды или платить из собственного кармана, если то или иное лекарство недоступно, но положено в соответствии с клиническими рекомендациями.

Для того, чтобы этого не происходило, причем не только в ситуации с онкологическими и прочими тяжелыми заболеваниями, нам необходимо минимум в полтора раза увеличивать государственное финансирование нашей системы здравоохранения. Только в этом случае потребности больных более хоть как-то будут удовлетворены.

«СП»: — А насколько вероятна возможность того, что, опираясь на этот приказ Минздрава, в наших больницах будут в массовом порядке провоцироваться условия для того, чтобы вообще все пациенты, вне зависимости от тяжести заболевания, за свой счет приобретали медикаменты, а также перевязочные и прочие материалы?

— Повторюсь, тут необходим системный подход к решению актуальных проблем нашего здравоохранения. В данном конкретном случае Минздрав снял определенные юридические преграды, мешающие тяжелобольным пациентам своевременно проводить курс лечения. А дальше, полагаю, к работе должно подключаться и правительство, и новый состав Государственной Думы.

Если наше здравоохранение в относительных величинах, в долях ВВП, финансируется сейчас государством в полтора раза меньше, чем в Польше и Чехии, и в два с половиной раза меньше, чем в Германии, что хорошего можно ждать от этой ситуации? Естественно, денег на современное лечение заболеваний не будет хватать.

— Конечно же, подобные ситуации будут происходить, явно или неявно, — признает председатель правления Общественная организация защиты потребителей медицинских услуг «Здравоохранение» Максим Стародубцев. — Но, понимаете, в сложившейся нынче ситуации мы, образно выражаясь, из двух зол пытаемся выбрать меньшее.

Из-за эпидемии коронавируса мы и так получили фактический коллапс системы здравоохранения, в связи с таким ухудшением доступности обычной медицинской помощи заметно выросла смертность. Так что на этом фоне подобный шаг достаточно разумный и гуманный, позволяющий в режиме, например, той же самой онкологии не дожидаться появления препарата, а сразу его применять в лечении.

Да, это влечет за собой определенные риски, да, издержки неизбежно будут. Но не предпринимать такого шага, опасаясь вероятности реализации этих самых рисков, опасаясь тех же издержек, полагаю, было бы неверно. А вот дальше уже надо поднимать вопрос эффективности с самой системы медицинского страхования.

«СП»: — Поясните, что вы имеете в виду?

— Мы в своей работе не единожды сталкивались с ситуацией, когда человек покупал медицинские препараты за свой счет, спокойно лечился, а потом, собрав все чеки, спрашивал у медорганизации: а были ли ему положены бесплатные лекарства? Если да, то медучреждение должно компенсировать человеку затраты.

Но в больницах тоже ведь не дураки сидят! Функционеры тоже обкладываются на этот случай соответствующими документами и поворачивают ситуацию так, что якобы пациент абсолютно добровольно, из каких-то собственных побуждений все приобрел сам, так что компенсировать ему ничего не нужно. Естественно, дальше все это уходило в суды, в ходе которых доказать право человека на компенсацию было можно. По крайней мере, определенная регламентация ситуации происходила.

Но сейчас правовая защита страховых медицинских компаний не работает, потому что она не нужна самим страховщикам в силу отсутствия среди них конкуренции. Так что если их на данный момент с рынка просто взять и убрать, ничего ровным счетом не изменится. Но если при этом усилить независимость Фонда обязательного медицинского страхования, делегировав ему некие надзорные функции за случаями навязывания покупки препаратов пациентами за свой счет, будет, пожалуй, довольно эффективной мерой в борьбе с этим явлением.

— Главное, что здесь нужно понимать, так это то, что никакие благотворительные фонды проблему снабжения пациентов лекарственными препаратами не решали и не решат в корне, — резюмирует президент Общероссийской общественной организации «Лига защитников пациентов» Александр Саверский. — Потому что фонды, по большому счету, ничего нам с вами не должны, это их собственное решение, кому с лекарствами помогать, а кому нет. А вот государству мы платим налоги, так что оно-то нам как раз должно.

А сейчас получается, что государство кивает на благотворительные фонды, как на некие костыли в трудную минуту. Но при этом ведь никаких гарантий там получить невозможно, фонды могут как взять на себя социальную ответственность, так и отказать в помощи.

И коль скоро благотворительные фонды не являются никакой заменой государственным обязательствам, получается, что с этим приказом Минздрава, что без этого приказа Минздрава, тренд на платную медицину очевиден. Государство просто боязливо бегает вокруг проблемы, уверенно, видимо, полагая, что мы с вами не имеем конституционного права на бесплатную медпомощь в муниципальных медучреждениях.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика