«Доктор» Голикова, считает, что с пилюлями в стране все нормально

«Доктор» Голикова, считает, что с пилюлями в стране все нормально

Производство лекарственных препаратов в России сократилось на 9,2% за первые пять месяцев 2021 года. Такие данные содержатся в исследовании аналитической компании RNC Pharma и включают производство вакцины против COVID-19 «Спутник V», отгрузки которой за отчетный период составили 53,4 млн. комплектов. С января по май отечественные компании выпустили 1,7 млрд. упаковок фармпрепаратов, что стало худшим показателем с 2018 года.

В то же время, в денежном выражении отгрузки производителей лекарств увеличились на 25,9% и составили за первые пять месяцев 239,1 млрд руб. Это лучший показатель с 2014 года, впрочем, неудивительный, учитывая рост цен, в том числе и на лекарства.

В RNC Pharma подсчитали, что снижение производства коснулось, в первую очередь, безрецептурных препаратов, отгрузки которых сократились на 16%. Объем лекарств, выдаваемых по рецепту, уменьшился всего на 1%.

Директор по развитию RNC Pharma Николай Беспалов пояснил, что одной из причин роста выручки при снижении производства стало увеличение госзакупок лекарств. Он утверждает, что при проведении тендеров заказчики отдают предпочтение российским дженерикам, которые стоят дешевле иностранных лекарств, но на торгах они стоят дороже, чем в аптеках.

Госзакупки лекарств от коронавируса, которые есть в рекомендациях Минздрава, с декабря 2020-го по май 2021-го выросли в четыре раза по сравнению с показателями в начале пандемии. При этом, по данным RNC Pharma, падение объема реализации лекарств в фармацевтической рознице, то есть в аптеках, в денежном выражении в первом квартале этого года составило 6,7%. Проще говоря, люди стали покупать меньше лекарств, а государство — больше, отсюда и интерес производителей к рынку госзакупок.

Что касается падения производства, как рассказал «СП» Николай Беспалов, причина не в кризисе отрасли, а в чисто рыночных факторах, в том числе падении платежеспособного спроса населения — люди, которые раньше покупали самые дешевые лекарства, просто не могут себе их позволить.

Российским здравоохранением, в том числе выпуском отечественных препаратов, ведает вице-премьер Татьяна Голикова, которая ранее занимала должность министра здравоохранения и социального развития.

7 июля вице-премьер заявила, что система здравоохранения на сегодняшний день работает стабильно, несмотря на то, что нагрузка на нее достаточно большая. Хотя нерешенные проблемы в фармотрасли, в том числе с регулированием цен на социальные препараты, заставляют усомниться в том, что все настолько стабильно.

— В прошлом году наблюдался так называемый эффект высокой базы, — рассказал Николай Беспалов. — На первой волне пандемии коронавируса начал резко расти спрос, потребители активно покупали противовирусные препараты, которые потреблялись в огромных количествах и завышали производство. Можно сказать, что этот спрос был аномальным и в этом году начал возвращаться к норме, хотя третья волна COVID-19, которая началась позже, еще повлияет на статистику. Но не так выражено, как в прошлом году, когда люди еще не понимали, к чему готовиться и чем лечиться.

Второй фактор в том, что происходит переориентирование на производство более дорогих препаратов, за счет чего растет средняя цена, а количество таких лекарств физически невелико. Часто потребители отказываются от покупки дешевых препаратов в пользу более дорогих, но и более эффективных.

Наконец, в текущем году серьезно сократились доходы населения, что сказывается на спросе. За счет падения спроса производители корректируют планы и сокращают выпуск отдельных позиций.

«СП»: — То есть причина чисто в рыночных факторах, в самой фармотрасли нет особых проблем?

— Да, эти цифры объясняются рыночными причинами, не имеющими прямого отношения к процессу производства. Производственные проблемы, безусловно, возникают в отдельных сегментах. Например, на мировом рынке может в недостаточных объемах присутствовать сырье. Это особенно актуально сейчас, когда спрос на препараты, связанные с «ковидом», растет такими темпами, что промышленность не успевает производить необходимые позиции. Но это проблемы точечные и глобальную картину не определяют.

Генеральный директор Ассоциации российских фармацевтических производителей Виктор Дмитриев согласен с тем, что падение доходов населения серьезно меняет структуру фармакологического рынка.

— По нашим компаниям мы не видим принципиального спада производства. Возможно, причина таких цифр в том, что в прошлом году в связи с пандемией на рынке возник ажиотажный спрос. Сейчас такого спроса мы не видим, соответствие, дистрибьюторы и аптеки заказывают меньше упаковок.

«СП»: — Несмотря на снижение производства, в денежном выражении отгрузки выросли. С чем это связано?

— Во-первых, дешевых лекарств в принципе становится меньше, потому что они вымываются с рынка. Во-вторых, платежеспособность населения упала, и из-за этого меняется структура рынка. Те, у кого есть деньги, предпочитают брать более дорогие препараты, а те, у кого их нет, просто перестали покупать лекарства. Поэтому продажи самых дешевых средств падают. Получается, что в упаковках рынок стал меньше, а в деньгах незначительно, но растет.

«СП»: — И эта тенденция будет продолжаться?

— Все зависит от макроэкономической ситуации. Но мы видим, что безработица растет. Простой пример — мы открыли вакансию водителя, и если раньше за неделю нам приходило 10−12 предложений, то сегодня за шесть часов у нас уже 146 кандидатов. Это говорит о том, что люди сидят без работы а, значит, и без денег. Если раньше такой человек шел и покупал хотя бы самый простой препарат от кашля, то теперь он будет курить и кашлять бесплатно.

«СП»: — Падение спроса — единственная причина того, что дешевых лекарств становится меньше?

— Дешевые препараты уходят с рынка еще и из-за регулирования цен государством. Когда компании вынуждают держать низкую цену, которая уже не просто нерентабельна, но и убыточна, они просто снимают этот препарат с производства. У них освобождаются площади, на которых они начинают производить то, что под регулирование цен не попадает.

«СП»: — Государство как-то стимулирует компании удерживать низкие цены?

— Никаких субсидий и стимулов государство нам не дает, хотя все это много раз обсуждалось. Мы постоянно говорим о том, что если власти хотят удерживать цены, это должна быть дорога с двусторонним движением. Но этого не происходит.

Правда, мы столкнулись с тем, что если с рынка уходит единственный препарат, возникают проблемы уже у системы здравоохранения. Тогда регулятор идет на то, что разрешает в индивидуальном порядке отпустить цену, чтобы она стала, как минимум, рентабельной. Но это отдельные, точечные случаи.

Необходимо комплексное решение вопроса. Мы все прекрасно понимаем, что в стране мало денег, но ведь и фармакологическое производство — это не что-то абстрактное. Это люди, сотрудники, которые должны получать зарплату, которые платят налоги, и в результате получается рентабельность или убыточность.

Здесь есть свои нюансы, и правительство о них знает. Мы предлагали проиндексировать старые цены, которые с 2009 года стоят на месте, а суммарная инфляция не позволяет им быть рентабельными. Если препарат стоит 7 рублей, а цену на него позволяют поднять только по уровню текущей инфляции, которая оценивается в 4%, понятно, что это ничего не даст. А ведь дорожает упаковка, транспортировка, из-за курса доллара дорожают импортные субстанции.

Самое простое решение — отпустить цены на социально значимые препараты. У нас же был выбран какой-то половинчатый вариант с попыткой удержать на них цены, никому ничего не компенсируя, а в результате у нас ни цен, ни препаратов.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика