Смогут ли российские вакцины стать «мягкой силой» во внешней политике?

Смогут ли российские вакцины стать «мягкой силой» во внешней политике?

Более 50 стран направили заявки в Российский фонд прямых инвестиций (РФПИ) на приобретение более 1,2 млрд. доз вакцины от коронавируса «Спутник V», заключены соглашения о производстве с ведущими иностранными фармацевтическими компаниями, ведутся переговоры с новыми партнерами об увеличении этих объемов.

Интерес к вакцине проявляю страны Латинской Америки, Африки, Азии и даже Европы. Так, российскую вакцину уже получили некоторые жители Индии, о закупке 10 млн. доз недавно заявила Аргентина, первые образцы получила Венгрия. А британско-шведская фармацевтическая компания «АстраЗенека» (AstraZeneca) приняла решение об использовании одного из двух компонентов российской вакцины в клинических исследованиях собственной вакцины.

Генеральный директор РФПИ Кирилл Дмитриев заявил, что Россия готова к сотрудничеству и совместной работе для организации поставок и производства вакцины со всеми заинтересованными странами. Объем производства «Спутника V» в мире к марту составит 30 миллионов доз в месяц, а возможно и больше, заявил он в ходе презентации вакцины в рамках мероприятия на полях специальной сессии ГА ООН. Поставки на экспорт планируется начать после удовлетворения внутреннего спроса. Россия готова делиться технологиями.

«В настоящий момент мы подали заявку на одобрение вакцины в 40 странах, мы работаем с регуляторами в этих странах. Я думаю, очень важно, чтобы эти решения принимались не из политических соображений», — сказал Дмитриев.

Российская вакцина будет доступна другим странам для проведения массовых вакцинаций с 2021 года, при этом стоимость препарата будет одинакова для всех и составит менее 10 долларов за дозу.

«Мы сфокусированы на том, чтобы сделать эту вакцину доступной для мира», — заявил Кирилл Дмитриев.

Он также подчеркнул, что странам важно иметь у себя портфель различных вакцин. Глава Фонда отметил позитивные перемены в позиции зарубежных коллег, в частности, из Евросоюза, где «предусматривается возможность для государства-члена ЕС одобрить применение вакцины «Спутник V» исключительно на своей территории в рамках чрезвычайной процедуры.

«Кроме того, возможно производство вакцины „Спутник V“ на территории государства-члена ЕС для последующих поставок за пределы европейского рынка. Партнерство по вакцинам — единственный успешный путь для преодоления пандемии», — убежден Кирилл Дмитриев.

Однако такая позиция России приветствуется далеко не всеми. По мнению греческого политика, бывшего депутата Европарламента, лидера партии «Греция — другой путь» Нотиса Мариаса, вакцина от коронавируса приобрела огромное политическое значение, влияющее на международный баланс сил.

«Запад, помимо военной и экономической НАТО, сейчас пытается создать „прививочную НАТО“, пространство, в котором будут свободно циркулировать только определенные типы вакцин американского и европейского происхождения, с одновременным исключением российских и китайских вакцин», — заявил он.

Смогут ли российские вакцины противостоять и стать на «мягкой силой», влияющей на мировую политику? Директор Института современного государственного развития Дмитрий Солонников полагает, что, прежде всего, на повестке будет стоять вопрос бизнеса.

— В этом отношении мы будем иметь сложнейшую и напряженнейшую конкуренцию между вакцинами, которые будет производить Россия, Евросоюз, Британия, США, Китай. Методы, используемые здесь, будут именно методами самой жесткой конкурентной борьбы, которая характер может для 18- начала 20 века.

Россию будут стараться выдавить с различных рынков и дискредитировать, как только можно, чтобы запустить именно свои производства, показать свои возможности. Обольщаться, что у нас получится лучше, чем у других не стоит.

«СП»: — Сможем ли мы в это конкурентной борьбе победить?

— Есть надежда, что сможем. Это вопрос сложный. Сказать, что отношение к нам в мире из-за этой вакцины станет лучше, это вряд ли. Страны, которые готовы с нами сотрудничать, где мы можем выиграть в конкурентной борьбе, которые на нас и так ориентированы, будут поддерживать с нами отношения.

50 стран, которые сказали, что готовы покупать у нас вакцину, это хорошо, но давайте посмотрим, что из этого получится реально. Попытки договориться есть, но не со всеми доходит до финала. Ждем, но у России есть шанс попытаться выиграть. Не во всем мире, но создать свой блок, зону, ориентирующуюся на Российскую Федерацию возможно.

«СП»: — Один из аргументов в пользу нашей вакцины — низкая цена. Она может сыграть свою роль?

— Какую-то может, но вопрос в том, какие другие механизмы будут использованы, что будут говорить конкуренты, как распространять свою информацию. Свою нишу российская вакцина занять может. Если бы условия конкуренции в мире были (как это любят говорить наивные либеральные экономисты) чисто рыночными, Россия бы прекрасно смотрелась. Но так как будет включена большая политика — и государственное давление, и кредитное давление, и военное в том числе (по принципу «не будете брать, отключим газ»): не будете брать американскую вакцину, сейчас что-нибудь сделаем, — то возможности российской вакцины, пусть даже успешной, дешевой, мало кого будут интересовать.

Россия много чего производит успешного и недорогого, но продать это не в состоянии, потому что мировая экономика давным-давно не рыночная и не свободная.

«СП»: — Сотрудничество с «АстроЗенека» может способствовать продвижению нашей вакцины?

— Теоретически может, вопрос в том, как это будет подаваться. Когда-то Советский Союз поставлял механизмы для нескольких брендов швейцарских часов, но выживанию российской часовой промышленности это не помогло. Здесь может быть то же самое.

А вот по мнению президента Центра стратегических коммуникаций Дмитрия Абзалова, многое будет зависеть от развития ситуации с вакциной «АстроЗенека».

— Если «АстроЗенека» будет эффективна (сейчас это 70%), можно использовать совместное вакцинирование. То есть первой, например, делать «АстроЗенека», потом нашу. В таком случае это совсем другой рынок. Это позволит взять рынки, предположим, Австралии, Евросоюза, где самые большие заказы на эту вакцину. Причем в отличие от, например, Pfizer и Moderna, она дешевле.

Есть два сценария. Первый, это объемы поставок «Спутника V», прежде всего, в страны Восточной Европы, в меньшей степени Ближний Восток, это Юго-Восточная Азия, Латинская Америка, возможно, Африка, то есть те, где кредитоспособна наша цена. Это наши рынки. Здесь мы можем использовать это как элемент «мягкой силы», но чтобы получить наиболее мощный эффект с точки зрения проникновения на внешние рынки и масштабируемости производства (наша проблема в том, что нам масштабировать сложнее, чем Pfizer, необходима кооперация.

Если нам удастся договориться с «АстроЗенека», то это может спасти их вакцину, потому что при эффективности 70% ее почти никто не будет брать. А в кооперации это совсем другая история, мы даже можем зайти на рынки Евросоюза, что было бы уникальным явлением, и совсем по-другому покрыть территории.

Для стран, которые получат вакцину, это решение вопроса с пандемией. Если хотя бы 20% внешних рынков нам удастся получить в крупных странах с большими рынками, для России это серьезный политический инструмент. Например, Индия закупает нашу военную технику, у нас есть интерес в Северной Африке, Индонезии, Вьетнаме, Латинской Америке.

Это важная платформа для расширения возможностей.

«СП»: — Политическое влияние усилится?

—  Конечно. Будет возможность поставлять вакцины в другие страны, это даст возможность разворачивать там производство. Это серьезное повышение статуса российской медицинской составляющей. Наконец, это гуманитарные позиции, которые серьезно укрепляют возможности. С этой точки зрения, это важный инструмент воздействия. И это важные рынки.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика