Ноябрьский локдаун: Одним дорога в морг, другим — на теплые моря

Ноябрьский локдаун: Одним дорога в морг, другим — на теплые моря

Согласно общеизвестной хронологии событий 2020 года, первый больной появился в России 2 марта. Уже 10 марта мэр Москвы подписал указ о запрете массовых мероприятий в столице численностью свыше 5 тысяч человек. По состоянию на 23 марта новостные порталы сообщали, что общее число заболевших составило 438 человек, из которых 17 выздоровели. В итоге 25 марта Владимир Путин издал указ о введении нерабочих дней, и уже через 5 дней, 30 марта, вся страна села в свой первый локдаун, который растянулся на месяц с лишним.

Оперативно, не правда ли, учитывая, что тогда еще никто толком не знал, насколько коварным и опасным может быть этот новый вирус?

Что имеем сейчас? С последней декады сентября суточное число заболевших фактически ежедневно ставит антирекорды, переваливая за 21 тысячу человек. С самого начала октября то и дело бьются антирекорды по смертности, счет идет на тысячи. По состоянию на 22 октября пробиты очередные границы: 37 141 новозараженных, 1 064 умерших только в этот день.

Да, статистика — штука хитрая, и, возможно, публикуемые цифры не отражают реального состояния дел.

— Видя ежедневные данные о числе зараженных, надо понимать, что эти цифры напрямую зависят от количества проведенных ПЦР-тестов, — отметил в беседе с «СП» академик РАЕН, д.м.н. Игорь Гундаров. — Но ведь обработка результатов таких тестов занимает обычно 2−3 дня, что делает невозможным получение точной информации о зараженных именно на сегодняшний день. То же самое и со смертностью. Нам каждый день сообщают число умерших с точностью до человека.

А еще надо понимать, что если человек в больнице умер, предположим, сегодня вечером, то паталагоанатом, который определяет причину смерти, будет работать с трупом хорошо, если только на следующий день. А там тоже не все просто, ведь невооруженным глазом крайне трудно определить, коронавирусная пневмония у человека была или какая-то другая. Это значит, вновь нужен ПЦР-тест, а это опять занимает 2−3 дня. Получается, физически цифра умерших и заразившихся на конкретный день, мягко говоря, не может соответствовать действительности.

Но даже если так, все равно — люди ежедневно заражаются десятками тысяч, а умирают — тысячами.

И на фоне этих умопомрачительных цифр президент России подписывает указ о введении нерабочих дней в стране только 20 октября, и то не сразу, а лишь с 30 октября.

Да, регионы получили право вводить их раньше, но временной лаг-то составляет не 5 дней, как в 2020 году, а куда больше.

А вирус все мутирует, а люди все умирают.

Поэтому многие россияне задаются вопросом — а почему же на этот раз все так неспешно?

«Как будто речь идет не о человеческих жизнях, а о каком-то плановом заурядном мероприятии, — рассуждают они в соцсетях. — Вон, Собянин говорит, что в столице уже в начале следующей недели могут быть зафиксированы рекордные за всю историю пандемии показатели заболеваемости коронавирусом, но в локдаун город сядет только 28 числа. Сколько за это время людей еще заболеет и умрет?»

С одной стороны, ответом на этот упрек власти в медлительности может служить то, что слишком уж силен оказался для нашей экономики удар, нанесенный ей прошлым всероссийским локдауном.

— Подобные ограничительные меры в любом случае вызывают дезорганизацию на предприятиях, даже крупных, не говоря уже о среднем и мелком бизнесе и сфере услуг, потому что затрагивают очень большое количество людей, — рассказал «СП» президент Союза предпринимателей и арендаторов России Андрей Бунич. — Когда локдаун довольно оперативно вводился в прошлом году, все очень долго выясняли, будут они работать, не будут они работать. Если будут, то как? Если не будут, то, опять же, как? Ясности и понимания не было долго, была суета и паника, все было в диковинку, никто ничего не знал, зато все скупали крупы и туалетную бумагу.

Так что, пожалуй, основываясь на этом опыте, я бы сказал, что в данном случае время потребовалось на разработку каких-то протоколов, согласований и так далее. Нужно же, в концов, четко определить, кто и как будет нести ответственность за то, что где-то люди не будут работать какое-то время. Или, наоборот, будут, но по особому графику, дистанционно. В общем, время нужно, чтобы по максимуму нивелировать возможную панику. Хотя, на мой взгляд, все равно тут проблем и некоторой неразберихи не избежать. Потому что, опять же, сейчас не совсем ясно, как надолго у нас это все? Если на неделю, хорошо, а вдруг на месяц, как в прошлый раз? Я лично, правда, не думаю, что в этот раз мы сядем в локдаун на месяц. На мой взгляд, обойдемся неделей-двумя.

Ну, хорошо, допустим, на этот раз власть решила войти в локдаун, максимально сгладив все негативные организационные углы.

Но это, опять же, не снимает вопроса — а зачем было ждать весь октябрь? Почему было не объявить о жестких ограничительных мерах в конце сентября, как только кривые смертности и заражения поползи вверх? С тем, чтобы сесть в локдаун, например, с середины октября, избежав многих страшных антирекордов?

Видимо, потому, полагает президент МОО «Лига защиты врачей», к.м.н. Семен Гальперин, что власть придерживается такой парадигмы действий — «чего тут думать, тут трясти надо».

— О том, что сразу после выборов придет очередная волна коронавируса, все знали заранее, и даже иронизировали на эту тему. Вот, мол, какая закономерность интересная — перед мероприятиями государственного масштаба вроде голосований и парадов коронавирус идет на спад, а сразу после на подъем, — поделился он своим взглядом на происходящее. — Но существующий вот уже два года какой-то центральный антикоронавирсуный штаб, в котором нет эпидемиологов, но зато есть непонятно какие чиновники, принимает решения, очень слабо коррелирующие с противоэпидемической борьбой.

Врачей же со школьной скамьи учат — нельзя вакцинировать население в разгар эпидемии, гигиенические маски не спасают от опасной вирусной инфекции и так далее. При этом власть жалуется, что люди не идут вакцинироваться, а между тем итоговые результаты клинических исследований по вакцинам в открытом доступе упорно не размещает.

Мы раньше с гордостью утверждали, что Россия, как и весь цивилизованный мир, вступила в эпоху доказательной медицины. Но как только грянула эпидемия, все они моментально исчезли с экранов ТВ и страниц прессы. Это словосочетание вообще под запретом фактически.

Выходит, наша борьба с эпидемией никакого отношения к доказательной медицине не имеет, в итоге ситуация становится все хуже и хуже. Как мне кажется, если честно рассказать, что же у нас происходит в стране с коронавирусом, тогда придется менять всех людей, которые сейчас у нас занимаются здравоохранением. Но для кого война, а для кого, как говорится, мать родна, есть группы людей, в том числе и в фармацевтическом бизнесе, которые делают на сложившейся ситуации баснословные барыши.

Впрочем, журналист, член Совета Левого фронта Максим Шевченко полагает, что настоящая причина принимаемых властью решений об ограничительных мерах имеет куда более прозаическое объяснение.

— Власти вводят ограничительные меры на ноябрьские праздники не потому, что боятся каких-то оппозиционных протестов, приуроченных к этим датам, как считают некоторые политические активисты. Многие «тайны» российской политики в рамках того самого «умеренного консерватизма», о котором объявил президент России, объясняются не сложными политическими интригами, а банальными человеческими инстинктами. Вот и сейчас, я думаю, чиновники от партии власти просто решили устроить себе на время школьных каникул, которые как раз совпадают с датами локдауна, оплачиваемые отпуска, чтобы сгонять с детишками куда-нибудь на теплые моря и там весело провести время.

«СП»: — Но ведь до начала локдауна сколько еще людей заболеет, и сколько еще, увы, умрет. Неужели наша правящая элита настолько цинична и бездушна?

— У нынешнего правящего режима идеология примитивна — занять место под солнцем, плотно его удерживать, хорошо кушать и максимально долго удерживаться у доходной кормушки. Господа чиновники в нашей стране просто феодалы-аристократы, кто же им указ? Как баре захотели, так и поступили. Россия, вон, ежегодно теряет по миллиону человек, но разве это их сильно волнует?

А тут, подумаешь, несколько тысяч холопов еще пострадает, кому из них до этого дело есть? Это же не западные носители нетрадиционных ценностей, которые, судя по выступлениям нашей правящей верхушки, куда большую опасность для страны представляют, чем вымирание собственного населения.

И правда, локдаун — локдауном, а международные перелеты-то не ограничиваются. Неужели и впрямь все ради отдыха за рубежом?

Если так, то что тут сказать? И бумага, и монитор покраснеют.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика